Русская душа

Русская душа — термин русской философии, указывающий на особенности русского характера и мировоззрения. Используется в философских и литературных произведениях, в музыкальном творчестве, а также в бытовой речи. Часто отмечаются такие черты русской души как загадочность, широта. Понятие появилось во второй половине XIX веке благодаря философии произведений ведущих русских писателей, таких как Достоевский и Толстой. В их книгах, популярных и в Европе, главенствовало не эстетическое (как на Западе), а этическое начало, удовлетворявшее не развлекательные, а нравственные потребности. Известна теория русской души Н. А. Бердяева. Бердяев Николай Александрович видел два противоположных начала русской души: языческая стихия и аскетическое православие. Согласно Бердяеву, беда русской души в её «женственной пассивности, переходящей в „бабье“, в недостатке мужественности, в склонности к браку с чужим и чуждым мужем». (Бердяев Н. А. О «вечно бабьем» в русской душе. — Биржевые ведомости. 14 и 15 янв. 1915.)
Загадочная русская душа. Откуда ведёт она свой отчет? Кто объяснит? Может, русская душа – это глаза и уши Бога? Ведь русский человек живёт не ради себя, а ради других. Он готов отдать последнюю рубашку и кусок хлеба, снять тельняшку и перевязать ногу раненого товарища, закрыть грудью пулемёт, истекая кровью возвращаться в школу за детьми под обстрелом. Самое удивительное в загадочной русской душе то, что больше всего о ней рассуждают иностранцы.
Понятие существования или отсутствия русской души – это характеристика последних 500 лет российской истории. Русская душа во внешней политике берет свое начало в эпохе царя Ивана III, объявившего Россию после падения Константинополя истинной наследницей Византийской империи, т.е. Третьим Римом. Эта новая Византийская империя в России была по-прежнему европейской, но в ней было нечто уникальное.
Идея особенной русской души – уникальных русских качеств – стала синонимом легитимности новой Византийской империи, которую Россия желала создать в Европе. Она также позиционировала себя как империю, противостоящую католической Европе и Западу. В то время различия между православием и католицизмом были очень резкими и две веры очень конфликтовали друг с другом.
С тех пор русская душа служила инструментом, с помощью которого все российские политики могут подчеркнуть особую роль, играемую Россией в европейском мышлении. Она также является способом легитимизации идеи о том, что Россия является последним оплотом консервативной традиционной мысли в Европе, оставшимся от Византиской империи. Это резко контрастирует с прогрессивными идеями, ходившими в Европе в 17-м и 18-м веках. Концепция русской души также использовалась для легитимизации царского наследия и власти российских элит в самой России.
Славянофилы увязывали понятие Русская душа с русскими кровью и почвой, поэтому предполагалось, что её носителем в чистом виде являются крестьяне. Для крестьян, составлявших подавляющее большинство российского общества в XVIII веке, национальность была тесно связана с верой, и понятие «православный» было синонимом слова «русский».
Понятие «Русская душа» отражает непознанность самосознания русских — созерцательного сочетания жертвенности и покорности Богу, с волей и стремлением к правде.
Суть русского человека определяет, с одной стороны, расчёт на чудо, а с другой стороны – убеждение, что всё решает не сила, а сострадание, доброта, созерцательность, отзывчивость.
Интересный факт. В англоязычной википедии есть довольно объёмная статья о термине Русская душа. В русскоязычной же википедии до недавнего времени статьи Русская душа не было вообще. В 2017 году статья всё же появилась, но всё её содержание сводится лишь к тому, что Русская душа это якобы “стереотип” и “журналистский штамп”.
Примеры использования термина:
-Татьяна (русская душою,
Сама не зная почему)
С её холодною красою
Любила русскую зиму…
А.С. Пушкин, «Евгений Онегин».
Михаил Юрьевич Лермонтов: Нет, я не Байрон, я другой, ещё неведомый избранник, как он, гонимый миром странник, но только с русскою душой.
Н. В. Гоголь: Так любить, как русская душа, так любить никто не может!
Ф. М. Достоевский о Пушкине: Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлёк бы их к нам гораздо более и ближе, чем теперь, может быть, успел бы им разъяснить всю правду стремлений наших, и они уже более понимали бы нас, чем теперь, стали бы нас предугадывать, перестали бы на нас смотреть столь недоверчиво и высокомерно, как теперь ещё смотрят.
-Аполлон Григорьев, «Пушкин — Грибоедов — Гоголь — Лермонтов», 1859: Пушкин – наше всё: Пушкин — представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами. Пушкин — пока единственный полный очерк нашей народной личности, самородок, принимавший в себя, при всевозможных столкновениях с другими особенностями и организмами, все то, что принять следует, отбрасывавший все, что отбросить следует, полный и цельный, но ещё не красками, а только контурами набросанный образ народной нашей сущности, образ, который мы долго еще будем оттенять красками. Сфера душевных сочувствий Пушкина не исключает ничего до него бывшего и ничего, что после него было и будет правильного и органически нашего. Сочувствия ломоносовские, державинские, новиковские, карамзинские, сочувствия старой русской жизни и стремления новой, — все вошло в его полную натуру в той стройной мере, в какой бытие послепотопное является сравнительно с бытием допотопным, в той мере, которая определяется русскою душою.
-«Русская душа — это щедрость, не знающая границ«, — Далай-Лама, духовный лидер тибетского народа.
-Я не могу предсказать действий России. Русская душа это головоломка, завёрнутая в тайну, которая в свою очередь завёрнута в загадку. Уинстон Черчилль
-Бердяев Николай Александрович: Русский народ не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира; всегда в русской душе боролись два начала – восточное и западное.