Русский национализм

Русский национализм — идеология и направление политики, основополагающим принципом которых является тезис о ценности Русского народа, как высшей формы общественного единства. В своей основе проповедует верность и преданность Русскому народу, работу на благо Русского народа, экономический, культурный и политический прогресс Русского народа.
Русский национализм — инстинкт самосохранения Русской нации, преданность и деятельная защита её интересов. Главнейшей задачей русского национализма как идеологии является развитие и процветание Русского народа.
Русский народ является государствообразующим на всей территории России, и от жизненного состояния Русских людей зависит судьба всех иных народов, связавшими с Русскими свою историческую судьбу в рамках русского государства. Россия с точки зрения идеологии русского национализма является мононациональным государством Русского народа, составляющего абсолютное большинство её населения. Русские националисты требуют признания и законодательного утверждения исторической роли и фактического значения своего народа не только как коренного и титульного, но и как единственно государствообразующего. Русские — единственный народ России, без которого государство не смогло бы существовать в виде единого целого, Русские — это опора, на которой держится единство страны. Русские националисты осуждают проводившуюся в СССР политику размывания национальной идентичности и превращения Русских людей в “советских” и не признают попытки современных властей ввести т. н. “гражданскую концепцию нации”. Особенно учитывая, что подобные античеловечные эксперименты потерпели сокрушительное поражение в развитых странах Европы (Франция, Германия, Великобритания и т. д.), о чём приходит всё больше и больше подтверждений.
Русская нация является крупнейшей разделённой нацией, многие регионы компактного проживания представителей которой остались за пределами государственной границы Российской Федерации, в странах бывшего СССР (Казахстан, Прибалтика, украина и т. д.). Поэтому русский национализм борется за воссоединение Русского народа, что полностью соответствует положениям международного права.
Идеология русского национализма, являясь этноцентричной по своей сути, рассматривает другие народы с точки зрения комплиментарности или некомплиментарности по отношению к Русским; полезности, союзничества или враждебности. Русский национализм признаёт интересы коренных народов России, у которых нет своей государственности за пределами страны, и готов сотрудничать со всеми, заявляющими о своём желании сосуществовать в рамках сложившейся традиции совместного проживания, основанной на взаимном уважении, соблюдении законности и правопорядка. Русские националисты категорически выступают против любых форм этнического паразитизма, т. е. развития и процветания одних национальных групп за счёт ограбления и вытеснения других.
Русский национализм борется со всеми проявлениями русофобии, за защиту человеческих и гражданских прав Русских людей в любом государстве.
История.
Национализм появился в России во второй половине XVIII века, в связи с интересом образованных кругов высшего общества к течениям западноевропейской философии и политической мысли. Поначалу под нацией понималась культурная и интеллектуальная элита (преимущественно дворянство) в рамках существующего порядка. Например, в своём предисловии к трагедии «Дмитрий Самозванец» (1771 г.) А. Сумароков называет основой Русской нации то, что удел рабов — послушание, царя — власть, а «сынов отечества» (то есть, элиты) — забота о государстве.
Из-за отсутствия в русском языке точного эквивалента понятий, связанных с национализмом, долгое время использовались французские термины, хотя попытки перевода делались неоднократно. Так, Вяземский переводил фр. nationalite как «народность». В период правления Петра I достижения России вызывали в мире восхищение, и сподвижники царя также доброжелательно смотрели на европейцев как на равных. Как писал в 1791 г. Н. М. Карамзин,
Кто в мире и любви умеет жить с собою,
Тот радость и любовь во всех странах найдёт.
Ранней формой русского национализма являются панславизм и славянофильство. Следует отметить, что именно славянофилы внесли основной вклад в развитие русского национального самосознания в XIX веке.
К концу XVIII века вокруг отношения к Западу возникли разногласия, которые привели к возникновению двух противостоящих друг другу групп: Славянофилы и Западники.
Западники (начиная с Радищева) считали, что Россия должна идти вслед за прогрессивными и либеральными силами по тому же пути, на который вступили Западная Европа и США. Славянофилы не соглашались видеть в Западе лидера и тем более образец для подражания. Они верили, что у России особый путь в связи с её географическим положением, авторитарным и православным прошлым. Следует отметить, что именно славянофилы внесли основной вклад в развитие русского национального самосознания в XIX веке.
Славянофилы отмечали, что русскому характеру присущи такие черты, как терпимость, жажда истины, спонтанность, сердечность, душевность, великодушие, безразмерность, соборность (склонность принимать решения коллективно). Русский характер нередко противопоставлялся обобщённому западному характеру, которому были свойствены жадность, лживость, эгоизм, холодная расчётливость. Причём это отмечали не только славянофилы, но и западники. Русский националист К.Н. Леонтьев, скорее западник, чем славянофил, высказал глубокую мысль: «И как мне хочется… воскликнуть не от лица всей России, но гораздо скромнее, прямо от моего лица и от лица немногих мне сочувствующих: «О, как мы ненавидим тебя, современная Европа, за то, что ты погубила у себя самой всё великое, изящное и святое и уничтожаешь и у нас, несчастных, столько драгоценного твоим заразительным дыханием!»
В 1833 г. граф Уваров попытался объединить русский национализм с идеей сохранения империи и официальных традиций, выдвинув тезис, что «собственными началами России являются Православие, Самодержавие и Народность».
Придя к власти в 1917 г., большевики подавили существовавшие движения русских националистов. Официально заявлялось, что великодержавный национализм был одной из враждебных идеологий и ему противопоставлялась идея интернационализма. Русский национализм (во всех его вариантах) советским режимом подавлялся.
В СССР под «национальной политикой» понималось решение проблем нерусских народов за счёт русского народа. В 1923 году на XII съезде РКП(б) советское руководство положило начало политике «коренизации». Смысл которой состоял в насильственном изменении национальности граждан в так называемых «союзных республиках» на «титульную», изгнании с руководящих постов в «союзных республиках» лиц «нетитульной» (преимущественно русской) национальности и проведение насильственного насаждения языка «титульной нации».Так уже в 1929 году более 80 % общеобразовательных школ и 30 % высших учебных заведений в Украинской ССР вели обучение исключительно на украинском языке, обучение 97 % детей было на украинском языке. В Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы, при этом русский язык не входил в обязательную программу обучения.
Российская Федерация (РСФСР) не считалась национальной республикой, а русское население, в отличие от населения других союзных республик, — носителем особой этничности. Так называемые “коренные” народы РСФСР обладали гораздо большими правами по сравнению с русским большинством. Русское население и по сей день находится в униженном положении по сравнению с нерусском население Российской Федерации, которое обладает рядом преимуществ перед Русскими.
В начале XXI века национализм стал набирать популярность в массах, однако тяготение к этническому и гражданскому национализму до сих пор находится в неустойчивом равновесии.
Сегодня антироссийские силы взяли курс не просто на удушение русского объединительного национализма, а на то, чтобы направить его энергию в коридор национализма племенного, разделяющего и народ России в целом, и каждый из наших народов в отдельности.
Согласно распространённой точке зрения, сейчас Россия находится на стадии перехода от интернационального государства к национальному государству. Связано это с ростом этнического самосознания Русского народа.
Подлинный русский националист характеризуется тем, что не отрывает себя от своего народа, чувствует себя единым с большим русским организмом, знает, что он – одна из многочисленных клеток, которая заставляет Русскую нацию работать слаженно. Знает, что все национальности отличаются друг от друга теми или иными особенностями, иногда не совместимыми друг с другом, но при этом не умаляет прав любого народа на существование. Существование на земле своих предков, где каждый народ может гармонично развиваться согласно своей собственной Воле. Иногда – умеренный индивидуалист, знающий, что интересы “мира” выше интересов отдельной личности, поэтому готовый поступиться своей свободой ради интересов своей общины, деревни, народа. Знает Род свой, знает свою родню вплоть до дальнейших родственников седьмого колена, знает, что все Русские люди – родня друг другу, братья и сёстры. Любит свой народ, зная, что народ отвечает ему взаимностью.
Национализм и патриотизм.
Национализм – высшая фаза развития патриотизма. Главный смысл русского национализма состоит в стремлении воссоздать и сохранить Русский народ как единый национальный организм, укрепить его соборный дух и его государственность.
НЕПРАВЫ те, кто грубо играет на противопоставлении, сталкивании понятий «патриотизма» и «национализма», преувеличивает их различие, разводя на разные полюса, в то время как следует научно говорить о «вложенности» этих понятий. Ибо всякий русский националист – патриот, хотя не всякий российский патриот – националист. (Я употребляю эти слова без кавычек, хотя сегодня они обозначают не столько качество, сколько своего рода партийность.)
Разница между ними только в том, что националисты, подобно патриотам мечтающие о великой России, уже осознали простую и непреложную зависимость: «нация первична, государство – вторично». А патриоты («недонационалисты») – еще не успели это сделать. Как только осознают – превратятся в таких же националистов.
Поэтому для националистов существует аксиома: «нация создает государство». Патриоты же чаще утверждают обратное: «государство создает нацию» (забывая, чем кончили оба наиболее известных адепта этой концепции – Муссолини и Гитлер).
Соответственно различаются приоритеты и подходы.
ПАТРИОТЫ считают необходимым и возможным приоритетное укрепление и усиление государства во всех его внешних атрибутах: территория, армия, администрация, службы внешней и внутренней безопасности и т.д. При этом вопросы национального строительства либо принципиально игнорируются («какая разница – еврей, русский, татарин, немец: лишь бы России служил»), либо отодвигаются на второй, третий, десятый план («вот восстановим мощь державы, а там займемся русским вопросом» или, еще чаще: «будет могучая Россия – будет хорошо всем, а значит и русским»).
НАЦИОНАЛИСТЫ (более точно: национал-патриоты) считают подобный подход противоестественным, антинаучным и пагубным. Телегу (государство) нельзя ставить впереди лошади (нации). С точки зрения националистов приоритетным является национальное строительство: всемерное укрепление и рост количества и качества государствообразующей нации. В России таковой, как известно, является русская нация. «Будут русские – Россия сама приложится. Будет могучая русская нация – будет и могучая Россия. А вот могучая Россия с жалкой, деградирующей, эксплуатируемой и угнетенной, исчезающей русской нацией – не нужна нам и даром, такая Россия не достойна наших усилий и надежд. Все, что хорошо для русских, – хорошо для России. Но не все, что хорошо для России, – хорошо для русских. Если российская государственность противоречит жизненным интересам русской нации, требует непомерных жертв, – к черту такую государственность; если территориальная целостность России подрывает ее русскую национальную целостность, ее мононациональный статус, – к черту территории!», – таковы лозунги последовательного националиста. «Моя истинная Родина, благодаря которой я являюсь собой, – это моя Русская Нация!» – утверждает он. А в ответ на клич «Слава России!» возглашает: «Служу русскому народу!»
Понятно, что патриотизм без национализма – есть нонсенс; это компромисс, пригодный только для инородца или полукровки, не способного определиться, не имеющего разума и воли для осознанного выбора собственной национальности. Напротив, национализм – естественное состояние для национальной элиты в роковой для ее нации час.
Цитаты:
Иван Ильин «О русском национализме»: Русский национализм есть не что иное, как любовь к этому исторически сложившемуся духовному облику и акту русского народа; он есть вера в это наше призвание и в данные нам силы; он есть воля к нашему расцвету; он есть созерцание нашей истории; нашего исторического задания и наших путей, ведущих к этой цели; он есть бодрая и неутомимая работа, посвященная этому самобытному велиию грядущей России. Он утверждает свое и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое. И Дух его есть дух Иоанновского христианства, христианства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания. Так определяется идея русского национализма.
Дмитрий Менделеев, «К познанию России», глава 1: Национализм, по мне, столь естествен, что никогда, ни при каких порядках, «интернационалистами» желаемых, не угаснет, но, во-первых, на всё, думается мне, придёт своё подходящее время, а теперь оно уже никак не за крайности национализма; во-вторых, малым народцам уже практически необходимо согласиться навсегда с большими, так как в будущем прочно лишь большое и сильное; в-третьих, разбредшиеся народы, вроде цыган и евреев, без всякой земли и государственности, не могут даже и входить в счёт; и в-четвёртых, национализму необходимо более всего принять начало терпимости, т.е., отречься от всякой кичливости, в которой явная бездна зла, а потому в этого рода делах практичнее всего терпеливо ждать течения совершающегося.