Десять негритят

Десять негритят – художественный двухсерийный фильм Станислава Говорухина по одноимённому роману Агаты Кристи. Этот фильм уникален тем, что, в отличие от всех британских и американских экранизаций, здесь сохранено исходное название романа Агаты Кристи, под которым он выходил при её жизни. Также экранизация сохранила пессимистический характер концовки романа, не были изменены ни персонажи, ни их прошлое.

Сюжет
Восемь человек под различными предлогами были приглашены в особняк миллионера А. Н. Оуэна, расположенный на Негритянском острове. В старинном особняке гостей встречают дворецкий и кухарка, которые говорят, что хозяин острова якобы появится завтра. Погода портится, а катер, который и привёз постояльцев на островок, всё не приходит.
Вечером в день приезда, когда гости собрались за ужином, дворецкий, по письменному заданию хозяина, которого никогда не видел, ставит граммофонную пластинку с записью, и страшный голос выносит обвинение каждому из присутствующих, включая дворецкого и кухарку. Выясняется, что все прибывшие на остров люди – убийцы, сумевшие избегнуть наказания за свои преступления. Некоторые из них признаются в преступлениях, другие отпираются, но страшная развязка неминуема – все они должны остаться на этом острове навсегда. Гости понимают, что фамилия и инициалы хозяина острова – А. Н. Оуэн – не что иное, как Аноуэн (Unknown, т.е Неизвестный).
Никаких сомнений быть не может – на острове действует маньяк, решивший уничтожить приглашённых.
После того как богатый парень, выпив виски, падает замертво, обнаруживается, что его смерть соответствует тексту считалки о десяти негритятах, которая висит в рамочке в каждой спальне. Также после смерти с подноса на столе пропадает фигурка фарфорового негритёнка. Оставшиеся люди пытаются соблюдать осторожность и даже обыскивают небольшой остров вдоль и поперёк, но никого не находят, только становится понятно – маньяк скрывается среди них. Все их действия ни к чему не приводят, они умирают один за другим, причём каждая смерть происходит в точном соответствии с текстом считалки. А после каждой смерти пропадает ещё одна фигурка негритёнка.
Последней остаётся учительница, которая сама надевает на шею, приготовленную для неё петлю.
Убийцей оказался пожилой судья, решивший по-своему вершить правосудие (в том числе и над самим собой).
Он пишет признание и стреляет себе в голову, чем и ставит точку в этой загадочной и пугающей истории.
Интересные факты
-Многие недоумевают, почему Ломбард практически открыто признал перед Верой свою вину (диалог про “Как вам удался этот фокус с мраморным медведем”)? Зачем Ломбарду признавать вину, если он невиновен? Логики тут нет. Видимо так считал и режиссёр Станислав Говорухин, который предпочёл этот диалог вообще в фильм не добавлять.
Но на самом деле всё из-за неточности перевода. Дело в том, что вопрос Веры: “Как вам удался этот фокус с мраморным медведем?” и ответ Ломбарда: “Ловкость рук и никакого мошенства, голубушка, только и всего…” – отсебятина русских переводчиков. На самом деле Вера сказала: “How was it worked – that trick with the marble bear?”, что дословно переводится как: “Как это сработало – этот трюк с мраморным медведем?“. Возможно, что Вера имела в виду именно то, что написал переводчик (“Как вам это удалось?“). Однако её слова можно понять и так: «Как вам этот трюк с мраморным медведем?» И Ломбард явно воспринял её вопрос именно так. Вопрос Веры как раз очень подходил для убийцы-психопата, которым и считал её Ломбард. И ответ его соответствующий: “A conjuring trick, my dear – a very good one…” (“Очень ловкий трюк, моя дорогая, очень хороший…“) тем самым Ломбард как бы даёт оценку её изобретательности и ловкости. В результате, будучи уверенными, что убийца – другой, они оба слышали то, что хотели слышать.
-В самом начале фильма зрителям демонстрируется, как неизвестный мужчина в белых перчатках расставляет на серебряном подносе фарфоровых негритят. Если присмотреться, то можно обнаружить, что это сам режиссёр фильма, Станислав Говорухин, курящий сигару. Он отражается в зеркальной поверхности подноса.
-Фильм снимали в Крыму в окрестностях пгт Гаспра. Все съёмки на улице производились у знаменитого «Ласточкиного гнезда» (неоднократно показан вход в здание и терраса вокруг него). Однако «Ласточкино гнездо» имеет очень небольшие размеры, поэтому съёмки в помещениях производились в Воронцовском дворце в Алупке.
-Экранизация романа признана одной из лучших. На кинофестивале «Одесская альтернатива» режиссёр даже получил приз — «За воплощение на нашем экране темы страха и ужаса за рубежом».
-Рeжиccёp в паре сцен делаeт намёки нa тo, ктo является убийцей, но эти нaмёки настолько искуснo-нeзaмeтно пoдaны, чтo иx нeвозмoжнo pазглядеть при первом пpoсмотрe. Например, произнося фразу «Да, вы правы», судья Уоргрейв делает некий жест прямо над стаканом Марстона, непосредственно после этого Марстон погибает.
-Также подсказка есть на постере фильма: там цифра 6 красного цвета, в то время как все остальные цифры белые. Судью Уоргрейва «убили» шестым.
Отступления от романа
Обвинения: «Обвинитель» на пластинке не у всех гостей называет полные имена. Не названы имена генерала Макартура (Джон), доктора Армстронга (Эдуард) и капитана Ломбарда (Филипп). Также в обвинении не указаны даты преступлений, совершённых Марстоном (14 ноября), супругами Роджерс (6 мая 1929) и генералом Макартуром (4 февраля 1917). Кроме того, «Обвинитель» только Веру Клейторн называет полным именем (Вера Элизабет Клейторн), всех остальных он называет либо только по фамилиям, либо неполным именем. Жертву доктора Армстронга в фильме зовут Мэри Клинз и она умерла 14 марта 1929 года, в книге её зовут Луиза Мэри Клинз и там она умерла 14 марта 1925 года.
Обстоятельства смерти генерала Макартура. В фильме Вера Клейторн зовёт всех к месту убийства генерала. В романе же дело обстояло иначе. Гости собрались на обед, отсутствовал только генерал. Доктор Армстронг вызвался привести его, однако он очень скоро вернулся и сообщил, что генерал мёртв. Это обстоятельство позволило Вере заподозрить доктора: он мог убить генерала, когда шёл позвать его на обед.
Любовная сцена между Верой и Филиппом: испуганная девушка приходит полуодетой в комнату соседа за защитой и ободрением, и тот без особого труда увлекает её в постель. В романе все постояльцы острова настолько напуганы, что провели последнюю ночь в одиночестве, забаррикадировав двери. Благодаря этой сцене становится возможным ещё одно отступление от романа. В романе вновь подброшенный револьвер обнаруживает сам Ломбард. В фильме же пистолет (вместо револьвера в фильме Ломбард привозит пистолет системы «Беретта») находит Вера, когда Ломбард просит её подать ему из ящичка ночного столика спички. Сама же любовная сцена между Ломбардом и Верой – это отсылка к экранизациям романа 1965 и 1974 годов, где эта сцена присутствует, правда в более романтической версии.
Обстоятельства самоубийства Веры Клейторн. В фильме Вера – увидев приготовленную ей петлю – приходит в ужас, впадает в истерику и по велению совести – как лично воспринимаемое ею справедливое наказание – вешается. В романе же Вера чувствует на себе взгляд «воскресшего» судьи, но думает, что это Хьюго, её возлюбленный, следит за ней и хочет, чтобы она повесилась.
Мотивация настоящего убийцы: в романе Агаты Кристи он тешил себя тщеславной мечтой совершить преступление, которое никто не сумеет раскрыть. Кроме того, его с детства тянуло к убийству в равной степени с чувством справедливости: он не мог допустить, чтобы по его вине пострадало невинное существо, поэтому у него возникла мысль о возмездии. К тому же он узнал, что смертельно болен, и ему осталось прожить не более года. Обвинение в его собственный адрес являлось фальшивым (осуждённый Эдвард Ситон был действительно виновен), и судья предполагает, что этот факт может способствовать разгадке произошедшего. Десятым осуждённым на самом деле стал Айзек Моррис, торговец наркотиками, которого судья использовал как посредника в покупке острова и приглашении гостей. В фильме судья, возможно, и правда виновен в несправедливом приговоре и своё самоубийство вместе с убийством остальных девяти ушедших от правосудия преступников рассматривает как искупление.
Обстоятельства самоубийства судьи. В фильме он сжёг парик и мантию в камине, а затем тут же у камина застрелился. В романе после самоубийства Веры он перенёс к стене стул, на который вставала Вера, чтобы повеситься, затем написал всё объясняющую записку, запечатал в бутылку и бросил в море. Затем лёг на свою кровать (где его, якобы мёртвого, ранее оставили лежать), обернул руку платком и застрелился из пистолета Ломбарда, прицепленного к натянутой резинке, с таким расчётом, чтобы после выстрела, когда рука отпустит пистолет, тот отлетит к двери, далеко от трупа, платок упадёт на пол, резинка от удара слетит с дверной ручки и повиснет на очках, придавленных телом. Убийца знал, что когда обнаружат трупы, определить точное время смерти будет невозможно. В результате по положению трупа и окружающих предметов решат, что он был убит точно в соответствии с записями тех, кто остался в живых после его «смерти». Таким образом, его участие в дальнейших событиях не обнаружится, и преступление останется нераскрытым.
Расследование убийств: В фильме не показано расследование происшествия на острове, на котором нашли десять трупов, не упоминается, что доктор Армстронг вёл дневник, по которому и шло следствие.
Штампы
Убийца – один из нас. Автор слов, которые стали названием данного штампа, Лоуренс Джон Уоргрейв – пожилой судья, расследовавший убийства на острове. В финале выяснилось, что он и есть убийца.
Казался хорошим. Оказался плохим. Судья Уоргрейв.
Культурный (великолепный) мерзавец – судья Лоуренс Джон Уоргрейв, которого блестяще сыграл Владимир Зельдин.
Смерть – лучшее алиби. Судья Уоргрейв – самый умный убийца, который не только затесался среди своих будущих жертв, но и инсценировал свою смерть. И тем самым полностью избавился от подозрений. Его «убили» шестым, т. е. пятым с конца. Оставшиеся «негритята» были уверены, что он мёртв, поэтому больше о нём не вспоминали. В эпилоге детективы, рассматривавшие в качестве подозреваемых последних четырёх жертв, не приняли во внимание именно судью.
Плохой конец – “и никого не стало.”