Айвазовский Иван Константинович

 

 

 

 

 

 

Иван Константинович Айвазовский – выдающийся русский художник-живописец, мастер морского пейзажа.
Родился 29 июля (17 июля по старому стилю) 1817 года в Феодосии (Крым). Он был сыном армянского купца Айвазяна (Гайвазовского) и был крещён под именем Ованес (армянская форма имени “Иоанн”). Старший брат художника Гавриил Айвазовский (1812-1880) был архиепископом грузино-имеретинской армянской епархии, членом Эчмиадзинского синода, ориенталистом (востоковедом), писателем.
Картины Ивана Айвазовского хранятся во многих странах мира, музеях и частных коллекциях. Крупнейшей является коллекция Феодосийской картинной галереи имени И.К. Айвазовского, которая включает 416 работ, из них 141 — живопись, остальные — графика.

 

 

 

 

 

 

Попытка украинизировать Айвазовского.
В 2017 году самопровозглашённые украинские власти вновь попытались переписать историю мировой культуры. На этот раз “президент” Пётр Порошенко (Вальцман) причислил русского художника Ивана Айвазовского к “украинскому наследию”. В день 200-летия со дня рождения Айвазовского Порошенко в Facebook объявил русского художника Айвазовского “украинцем”. Ранее Порошенко обвинял Россию в попытках “гибридного присвоения истории”, однако на самом деле этим постоянно занимаются в Киеве. В Феодосийской картинной галерее напомнили, что Айвазовский родился в Крыму, который был частью Российской империи. Как отметила старший научный сотрудник музея Ольга Гутман, Айвазовский — не первый художник, которого пытается приписать себе украина.
“Некоторое время тому назад, когда вышел новый учебник истории искусств украины, то там и Боровиковский значился украинским художником, Тропинин и так далее. В момент, когда Крым принадлежал украине, Айвазовский тоже стал украинским художником”, — сказала она телеканалу RT.
Гутман напомнила, что Айвазовский получил образование в Петербургской академии художеств, воспитываясь в традициях русской школы живописи.
“Считаю абсолютно правильным называть его русским художником”, — добавила она.
На слова Порошенко также отреагировал российский сенатор Алексей Пушков.
“Единственное полотно Айвазовского, которое имеет отношение к Порошенко и его “наследию”, это “Девятый вал”. И он уже приближается”, — написал парламентарий в своём Twitter.
Российский писатель Дмитрий Лекух:
Когда мне доводится слышать некоторые громкие новости из соседних юго-западных территорий, у меня всё чаще появляются мысли отнюдь не о “Минских соглашениях” и даже не о “нормандском формате”, а банально о спецбригаде из маленькой психиатрической лечебницы. И, возможно, кстати, именно о создании такой бригады имеет смысл задуматься Сергею Кужугетовичу Шойгу.
Сначала была несчастная Анна Ярославна — младшая из трех дочерей Ярослава Мудрого с Ингегердой, принцессой Шведской — супруга Генриха Первого и королева Франции. Известная в западной историографии как Анна или Агнесса Русская. Странноватого вида личность в помятом костюме, именуемая “президентом украины”, даже во Франции настояла, чтобы её именовали Анной Киевской “по праву рождения”.
Тут ведь дело не в том, что Иван Константинович Айвазовский, хоть и вправду родившийся и умерший в искренне любимой им Феодосии, ни о какой украине, будучи подданным российского императора, не только не слышал, но и даже слабого представления не имел. И не в том, что и тогда, как и сейчас, город Феодосия был городом вполне себе русским — и по духу, и по юрисдикции. Но ведь даже школьники из уроков мировой художественной культуры знают, что настоящее имя великого русского художника Ивана Айвазовского было Ованнес Айвазян, и двести лет назад священник армянской церкви города Феодосии сделал запись о том, что у Константина (Геворка) Айвазовского и его жены Рипсиме родился “Ованнес, сын Геворка Айвазяна”. И, особенно примечательный факт, его единокровный и любимый брат Саргис (в монашестве — Габриэл) Айвазовский был выдающимся деятелем, чтимым историком и архиепископом Армянской апостольской церкви. При этом сам Иван Константинович, кстати, никогда не скрывавший и даже гордившийся своим армянским происхождением (даже на его могиле в Феодосии, помимо русской надписи, есть надпись на древнеармянском), сам себя считал именно русским художником. Представителем великой русской художественной школы. Имел, извините, право.
И как выдающийся российский маринист и баталист, и как русский дворянин. В конце лета 1839 года одновременно с аттестатом об окончании Академии художеств его покровитель, русский император Николай I даровал ему личное дворянство “за его хорошие успехи и особливо признанное в нем добронравие, честное и похвальное поведение”. И, лично наградив его дворянской шпагой, отдельно подчеркнул, что тем самым “удостаивает с потомками его в вечные роды пользоваться правами и преимуществами, той высочайшею привилегией таковым присвоенными”. Чем, кстати, Иван Константинович до конца дней своих искренне гордился, наравне со своими работами: а цену себе этот невысокий, кряжистый армянин, по свидетельствам современников, до старости говоривший по-русски с небольшим армянским акцентом, прекрасно знал. В 1864 году роду Айвазовских было даровано русское “потомственное дворянство”, а в отставку Иван Константинович ушёл в чине действительного тайного советника, что соответствовало званию адмирала русского флота. Который, да не забудет это Пётр Порошенко, и по сей день благополучно базируется в том числе и в Крыму.
Это, кстати, одна из причин, по которой армяне — народ, в общем, достаточно самолюбивый и гордый — искренне почитают Ивана Константиновича Айвазовского. Считая его “наиболее выдающимся художником армянского происхождения XIX столетия” (с). Но вот “армянским художником”, деятелем армянской культуры — в отличие от брата, армянского архиепископа, историка и полиглота — не называли Ивана Айвазовского никогда. Как не называли его “своим”, допустим, итальянцы, до сих пор высоко ценящие его талант. Несмотря на то что он выработал свою, узнаваемую во всем мире, уникальную манеру письма именно в итальянском Сорренто. И ни “украинство” в целом, ни Пётр Порошенко, ни, Господи нас прости, “украинский истеблишмент” к этому замечательному человеку, написавшему более шести тысяч работ, до сих пор высоко ценимых, удостоенному множества наград и званий, не имеют. Ибо он, устроивший более ста двадцати персональных выставок в Петербурге, Москве, Феодосии, Риме, Париже, Амстердаме — да по всей Европе, фактически, — на украине даже ни разу и не выставлялся.
По вполне банальной причине: не было в его времена никакой “украины”.